Что такое танцевальная наука?
Вход на сайт
Регистрация
или войти с помощью
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
ПРИВЕТ, Я МАША, ОСНОВАТЕЛЬ WELOVEDANCE.
Аудитория нашего сайта растет с каждым днем и мне интересно узнать, кто нас читает – откуда вы, чем интересуетесь и где танцуете? Если вы готовы познакомиться, жмите кнопку "Продолжить" и ответьте на несколько коротких вопросов. Так мы будем знать, чем заинтересовать вас в следующий раз.
Вход на сайт
Регистрация
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
Вход на сайт
Регистрация
Школа
Хореограф
Завершение регистрации
Восстановление пароля
Создать
Ваша заявка отправлена.





Что такое танцевальная наука?
Интервью с немецким профессором Габриэле Брандштеттер.


Welovedance.ru, 24 апр 2019 г

699
0

Bachata Sensual или хип-хоп как предмет кандидатской? Это реально: во многих европейских университетах, а также в США и Канаде, преподают танцевальную науку как отдельную дисциплину. О ней в интервью WLD рассказала профессор Свободного Университета Берлина Габриэле Брандштеттер.

WLD: Что изучает танцевальная наука?

Г.Б.: Это, конечно, очень объемный вопрос, но я постараюсь быть краткой. Она изучает танец в его широком значении: в разных культурах, в разных стилях и традициях, сценический, социальный и народный, а также всё, что происходит в сфере современного танца на стыке искусств. Кроме того, это наука, которая занимается ещё и эстетической стороной танца, тем, какие формы он принимает и как они воспринимаются зрителями.

WLD: А что характерно для танца сегодня?

Г.Б.: Такое обобщение сделать нельзя: могу сказать, что сейчас для него характерно крайнее разнообразие. С одной стороны, есть танцы, имеющие историческое значение, поэтому, например, в Европе можно увидеть их постановки. Эту тенденцию можно назвать «архив и наследие». И есть современный танец, который занят отражением современных политических тем: вопросов миграции, идентичности, отчужденности. Он ставит под сомнение стандарты общества, касающиеся фитнеса и красоты. Танец сегодня подчеркивает, что тело разное и культуры разные, и это разнообразие важно. Это замечательно, ведь раньше сфера искусства была сильно стандартизирована в отношении тела, взять хотя бы балет. Современный танец критично подходит к стандартам.

WLD: Для вас есть границы красоты или, например, пошлости в танце? В России, к примеру, сейчас набирает популярность bachata Sensual. Тем, кто ею не занимается, она часто кажется пошлой, а танцующим – красивой.

Г.Б.: Я считаю, что границ нет. А кто их определяет? Думаю, важно, чтобы в танце были эксперименты и желание рисковать. Чтобы он участвовал в общественных дебатах там, где есть само собой разумеющиеся установки. Что касается вашего примера, распространение такого танца показывает изменения в обществе, что есть люди, которым нужно больше чувственности и телесного контакта, и им нравится танцевать так. И есть те, кто осуждает этот стиль за эротичность. С танцем так часто происходило: это очень старая история, поэтому в Средневековье он был запрещён церковью, придворный танец сильно контролировался, а народный танец, качуча, полька – стремились к раскрепощённости. Я как исследователь изучила бы, что за движения в бачате, что за touch, какой телесный контакт происходит в ней, что за люди участвуют, молодая ли это публика, гетеро или гомосексуальная. Провела бы анализ документов, что пишут о нём, какие существуют аргументы против. Попыталась бы понять, почему людей это волнует и почему они считают, что там не соблюдаются стандарты.

WLD: Насколько распространена танцевальная наука в мире?

Г.Б.: Танцевальную науку нельзя изучать, например, в арабских университетах, а во многих вузах она изучается в рамках театральной науки. Однако она распространена в США, Великобритании и многих европейских государствах: Дании, Швеции, Германии, Австрии. Как самостоятельная наука она появилась в США ещё до Второй Мировой войны, а в Германии она стала самостоятельной дисциплиной в середине 90-х годов, благодаря мне и моим коллегам. Затем меня позвали преподавать ее в Берлин с возможностью создать соответствующую магистерскую программу.

WLD: Как вы начали исследования в этой сфере?

Г.Б.: Это было в школе: я танцевала и хотела больше знать о танце, но о нем было очень мало книг. Подростком я осознала, что не могу изучать его в университете, что я могу пойти в балетное училище, но если я хочу узнать об истории танца или его формах, то должна сама собирать информацию. Так я создала мини-библиотеку, архив и начала писать о том, что видела. В университете изучала театральную и литературную науку и параллельно начала публиковаться на тему танца.

WLD: Танцуете ли вы сами?

Г.Б.: Раньше я танцевала много направлений, но никогда не была профессионалом. Я учила стандартную программу: классический балет и модерн, пробовала разные современные техники, а сейчас танцую очень мало.

WLD: Для кого предназначен ваш факультет?

Г.Б.: Для выпускников гуманитарных дисциплин: мы даем университетское образование и для поступления к нам необходим университетский диплом, если он есть у танцоров и хореографов, то они тоже могут у нас учиться. Большинство студентов изучают до поступления к нам искусствоведение, литературу, театральную науку. Примерно треть – это хореографы и танцоры.

WLD: В вашей магистратуре преподавание ведётся на немецком языке?

Г.Б.: В основном да, и для поступления нужно сдать тест по немецкому языку. Некоторые предметы преподаются на английском.

WLD: Много ли у вас иностранных студентов и есть ли у вас студенты из России?

Г.Б.: Да. Например, Ольга Грязнова, известная писательница, училась у нас. Сейчас на курсе тоже есть российская студентка, ведь Россия – это страна, в которой любят танец. И нас это очень радует. Также у нас есть студенты и из других стран: из Китая, Японии, стран Латинской Америки.

WLD: Что вы знаете о танце в России?

Г.Б.: К сожалению, почти ничего, я была там только два раза: в Москве в 90-х годах и в Санкт Петербурге шесть лет назад: я не видела современный танец и была на балете. Иногда российских танцоров можно увидеть в Германии на фестивалях, но их не так много. Мне кажется, в России потенциал реализован не полностью, и думаю, что это в том числе и вопрос открытости границ.

WLD: Что бы вы посоветовали нашим читателям, которые заинтересовались вашей магистратурой?

Г.Б.: Если вы знаете или хотите выучить немецкий, то учиться у нас здорово: Берлин – это город с развитой танцевальной жизнью. Но в России тоже сильные традиции и было бы здорово, если бы там тоже ввели танцевальную науку в университетах.

0
0 0 0
Все хорошо, каждую пятницу вас ждут интересные новости о танцевальном мире
Комментарии: На сайте Вконтакте Facebook