Братья Ломбард, актеры фильма «Шаг вперед»
Вход на сайт
Регистрация
или войти с помощью
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
ПРИВЕТ, Я МАША, ОСНОВАТЕЛЬ WELOVEDANCE.
Аудитория нашего сайта растет с каждым днем и мне интересно узнать, кто нас читает – откуда вы, чем интересуетесь и где танцуете? Если вы готовы познакомиться, жмите кнопку "Продолжить" и ответьте на несколько коротких вопросов. Так мы будем знать, чем заинтересовать вас в следующий раз.
Вход на сайт
Регистрация
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
Вход на сайт
Регистрация
Школа
Хореограф
Завершение регистрации
Восстановление пароля
Создать
Ваша заявка отправлена.
Статья

Братья Ломбард, актеры фильма «Шаг вперед»

«Нам просто нравится танцевать. Да, это называется танцем, но мы не танцоры».

Welovedance.ru 20 апр 2015 г

Если вам когда-нибудь доведется общаться с братьями Ломбард, обязательно, слышите, обязательно, обращайтесь к ним Мартин и Факундо! Эти ребята не просто похожи как две капли воды, они по-настоящему дружны и идут по жизни плечом к плечу, но при этом каждый — личность со своим «я». Буквально на днях Мартин и Факундо приземлятся в Санкт-Петербурге, чтобы выступить на фестивале Dance Open, а пока WLD узнали, что вообще они слышали о России, каково было сниматься в фильмах «Шаг вперед» и почему они не считают себя танцорами. И, да, в этом интервью «я» = «мы».

из 3
Фото: Gerardo Mora/Getty Images North America
Фото: orlandosentinel.com
Фото: Leopoldo Bayol

WLD: Мартин, Факундо, в России вас знают хорошо, а что вы знаете о России? Известны ли вам имена каких-нибудь русских танцоров?

Мартин: Я никогда не был в России и никого там не знаю. У меня есть фанаты в России, это точно, мы общаемся на Фейсбуке и в Твиттере. В целом, я в предвкушении поездки. Главное, я хочу выступить на сцене и показать, что я умею делать.

Факундо: Да, я тоже очень хочу побывать в России и узнать побольше о стране, обществе и танцорах.

Мартин: Кстати, я знаю танцоров из России — Барышникова! Я никогда не встречался с ним лично, но точно знаю: он великолепный танцовщик, пожалуй, даже лучший.

WLD: Как минимум, у вас будет шанс увидеть Санкт-Петербург и великолепные балетные постановки. Вы приезжаете на фестиваль DANCE OPEN, и мы увидим ваше выступление на сцене. Что это будет? Мы привыкли видеть в вас уличных танцоров, танцоров степа, а тут балет.

Мартин: Мы довольно часто выступаем на гала-шоу. Скорее всего, организаторам просто понравилась сама идея показать номер вне заявленной программы, ведь фестиваль полностью посвящен балету. Конечно же, людям нравится балет, и они придут посмотреть именно на него. Но наше выступление точно добавит красок, к тому же, зрителям должна понравиться музыка.

Факундо: Иногда интересно включить в шоу номер совершенно в другом стиле. Мне нравится эта идея. Люди будут думать, что сейчас мы выйдем на сцену, чтобы показать балет, но я не буду танцевать балет, наш номер — это только чечетка, это будет «Escualo».

WLD: А должен ли танцор быть универсальным, изучать разные стили, или лучше сосредоточиться на одном и стараться достичь результатов в нем?

Факундо: Если хочешь стать танцором, ты должен учить все стили, чтобы ходить на кастинги в разные компании и к разным артистам. Но если ты больше хочешь стать артистом, научиться выражать себя, все стили тебе не нужны, это совсем другое. Не уверен, что Джон Леннон был великим музыкантом, умел играть и джаз, и классику, но я точно знаю, что он был выдающейся личностью. 

«

Мне больше нравится такой подход: если хочешь стать танцором, учи стили, но если хочешь научиться создавать свой собственный мир, начни с себя.

»

Мартин: Пойми, кто ты есть на самом деле.

Факундо: И говори то, что хочешь сказать. Ломай стереотипы, отступай от правил и делай по-своему. Многие говорят, что балет — это основа всего, а я скажу, что это не так. Не для всего. Если поехать на Кубу и посмотреть, как люди танцуют социальные танцы, вы заметите, балет они никогда не танцевали. Это всего лишь стиль. Если вы планируете танцевать хип-хоп или чечетку, балет вам тоже не нужен. Это совершенно другой мир.

из 3

WLD: Вы вот и современные стили танцуете, и степ, и сальсу в «Шаге вперед» мы оценили. Раз уж зашла речь о ваших умениях, то, как насчет аргентинского танго?

Мартин: Вообще, у меня нет разделения на стили. Для меня гораздо важнее делать то, что я чувствую, слушая музыку, и совсем неважно, что это за стиль. Когда я слушаю музыку танго, я не вижу именно танец-танго, я просто что-то чувствую и хочу это выразить в танце. У меня нет картинки: мужчина обнимает женщину, и они танцуют танго.

Факундо: Разделение на стили — это не про нас. В фильме «Шаг вперед-3» я просто делал то, что мне говорили. Не думаю, что я танцевал хип-хоп и эти пару шагов из сальсы так, как следует. У нас нет ни стилей, ни правил, мы называем это свободой самовыражения, основанной только на эмоциях. Наш креатив — это фотография, ритм и эмоции. Как в том же танго: когда я слышу эту музыку, я не вижу танцующую пару. Я просто чувствую что-то и хочу это выразить. Например, вы смотрите фильм, в одной из сцен которого в комнате сидит и плачет мужчина. За кадром при этом звучит грустная мелодия. Вот! Парень не встанет и не начнет танцевать контемпорари. Он просто сидит на стуле и плачет. Мы делаем то же самое: мне нравится сначала найти чувство, ощущение, эмоцию, и только после добавлять движение. И также со стилями. Дело не в движениях, все дело в том, как ты это воспринимаешь. Отношение определяет восприятие. (Тут Факундо встает и показывает волну рукой) Вот например, это движение из какого стиля?

WLD: Вейвинг? Хип-хоп?

Факундо: Это будет хип-хоп, только если ты добавишь в него немного хип-хопа (добавляет кач), но если добавить сюда немного «Лебединого озера» (встает на носочки, выпрямив спину) — движение то же самое, а отношение другое.

Никто никогда не скажет, что Майкл Джексон танцевал хип-хоп, никогда. Так что никаких стилей, никаких правил. Если я хочу поставить танец под композицию Баха, песню Майкла Джексона или трек в стиле сальса, я сделаю это. Мы никогда не учились танцевать — я пошел в танцевальную школу в 21 год — но и то, чтобы наблюдать, а не ходить на уроки. Так что я никогда не был связан с каким-то стилем. Даже если говорить про чечетку. Я начал ее танцевать в 21 год — во время мастер-классов с величайшими танцорами. Когда я осознал, что начинаю быть похожим на каждого из них, я потерялся, не мог понять, кто же я на самом деле. Так я перестал танцевать и не занимался годами. Мне не нравилось, что в танце я не могу оставаться самим собой. Так что мы создали свою теорию «свободы самовыражения» и добавили ее в чечетку.

Мартин: Когда мы создаем хореографию, например, к видео «Escualo», мы не думаем о стиле, мы просто слушаем музыку. Не думаю, что мы бы создали этот номер, если бы думали о чечетке и ее правилах.

«

Я не думаю о стиле, я просто беру свои туфли и делаю, что хочу.

»

WLD: Получается, что танцевать вы начали в 21 год, но по отдельности?

Мартин: Нет, все, что он сказал, он имел ввиду «мы».

Факундо: О, да, я говорю «я», но имею ввиду «нас». Я начал танцевать чечетку в 21 год, но в целом, танцевать мы начали в 7 лет.

WLD: Вы также сотрудничали с Тито Пуэнте. Расскажите об этом опыте.

Факундо: Я всегда восхищался Тито Пуэнте. Впервые я узнал о нем, когда посмотрел фильм «Сальса». Однажды, будучи в Нью-Йорке, мне выпал шанс поработать с ним. Там живет великий сальса-танцор — Эдди Торрес, он был одним из тех, кто познакомил Тито с сальсой. Однажды он увидел, как мы танцуем чечетку, подошел к нам и сказал: «Слушайте, у меня есть одна идея, давайте сделаем это с Тито Пуэнте? Я его хореограф и моя труппа будет выступать с ним во время турне, я бы хотел взять вас с собой. Мне кажется, вы ему понравитесь». Конечно, мне понравилась эта идея, но я понятия не имел, что я буду делать на одной сцене с этим человеком, ведь я не танцую ни сальсу, ни мамбо. Но идея была в том, чтобы мы танцевали чечетку. Так что у нас получилось отличное шоу, мы выступали несколько раз.

WLD: Вы продюсеры своих шоу, пишете сценарии, режиссируете, но мировую известность вам принес «Шаг вперед-3». Не обидно?

Мартин: В целом люди как-то должны узнать о тебе и о том, чем ты занимаешься, но ты никогда не знаешь, каким образом это произойдет. Это здорово, что они узнали о нас из фильма, для нас он открыл многие двери по всему миру.

Факундо: Да, мы занимаемся всем тем, что ты перечислила, и это здорово, люди даже и не подозревают, что мы ставим постановки, любим музыку, снимаем короткометражные фильмы. Мне нравится, что мы их удивляем таким образом.

WLD: А что вы делаете для поддержания популярности? Используете как-то социальные сети?

Мартин: Мы не используем их в той степени, как должны были бы. Мы не выставляем себя напоказ. Мы создаем видео просто потому, что нам это нравится. А потом выкладываем их в сеть, но никогда не выделываемся и не платим кому-либо, чтобы продвигать наши видео.

Факундо: Я просто снимаю видео и выкладываю его в сеть. В один прекрасный день люди его все равно увидят.

Мартин: Да, однажды они все равно его увидят, так что мы не торопимся, а просто делаем свое дело. Выкладываем в сеть, а дальше уже не важно — увидит его человек сегодня или через 10 лет.

WLD: В фильме «Шаг вперед-3» в первых сценах все отвечали на вопрос: «Почему ты танцуешь?» Ответы были прописаны в сценарии или вы говорили от себя?

Мартин: Некоторые ответы действительно были прописаны в сценарии, но не все. Наше интервью было настоящим. Некоторые ответы отражали характер персонажей. Например, один парень родом из США, но по сценарию он парень из Уганды, так что в этом эпизоде он, конечно, играл.

Факундо: Я помню как Джон М. Чу, режиссер «Шага вперед-3», подошел к нам с камерой и сказал: «Мне нужно взять у вас интервью, я так со всеми актерами делаю». Конечно, он не сказал, что эта сцена войдет в фильм. Так что он задавал вопросы, а мы отвечали на них от своего имени — от имени Факундо и Мартина.

из 2

WLD: А первые дни на съемочной площадке помните? Как проходили кастинги?

Факундо: На кастинге было весело. Вообще в день кастингов я шел на тренировку и по пути встретил знакомого, который и рассказал, что в этот день отбирали танцоров для съемок в фильме. Я сказал: «Ок, но я не хочу идти туда, где ищут просто танцоров, я хочу играть в фильме». Парень сказал, что мне стоит попробовать. Мы посоветовались с Мартином и решили сходить. Там было около 1000 человек. Я спросил одну из девушек: «Вы ищете танцоров или актеров?». Она ответила, что им нужны танцоры с характером, чтобы в фильме они могли играть персонажей. Итак, мой номер был 116, у него был 115. Сначала мы выучили кусок хореографии — нас отсматривали по 10 человек. Мы вообще все движения перепутали, выступили ужасно. Я подошел к режиссеру и извинился за нас. Он сказал: «Без проблем, сейчас будет фристайл». Я спросил, могу ли я выступить с братом? Нам разрешили, и мы станцевали свою хореографию. Нам сказали прийти на следующий день — был еще один кастинг. А потом мы ничего от них не слышали целый месяц! Уже подумали, что ничего не получилось, как вдруг нам позвонили и сказали, что мы прошли. Репетиции начинались на следующий день. Все-таки я считаю, что не искали они танцоров с индивидуальностью, ведь у них уже был состав актеров из Лос-Анджелеса, а кастинг проходил в Нью-Йорке, мы тогда жили там. Мне кажется, они хотели столкнуть в одной сцене разные танцевальные команды. А потом появились мы, мы им понравились, и нас взяли.

Еще по сценарию у нас почти не было диалогов. Но во время съемок мы часто подходили к режиссеру и предлагали добавить что-нибудь.

Мартин: Например, предложили, чтобы в фильме мы говорили по-английски и по-испански, когда ссорились из-за девушек. В каждой сцене мы хотели импровизировать. Джон говорил: «Ок, порепетируем?» — «Нет, давайте сразу снимать». В фильме есть сцена, когда главная героиня (Натали — ее роль исполнила Шарни Винсон – прим. WLD) заходит в комнату, и мы показываем ей кроссовки. Единственным прописанным диалогом была моя речь, когда я показывал ей комнату. Но мы предложили начать целовать ей руки и ссориться на английском и испанском. Режиссеру идея понравилась, и мы снова отсняли сцену без репетиций. Мы тогда сделали всего два дубля, и именно первый вошел в фильм. Так что у нас была полная свобода для творчества.

WLD: Сложно было из танцоров перевоплощаться в актеров?

Факундо: Да нет, мы же играем уже много лет. И никогда не считали себя танцорами. Нам просто нравится танцевать, выражать себя через движения. Да, это называется танцем, но я не танцор. Я не думаю так, как думают танцоры, не живу жизнью, которой обычно живут танцоры. Я просто экспериментирую и творю. Это может быть танец или актерская игра, неважно. Да, люди знают нас как танцоров, это то, чем мы занимались всю жизнь. Но точно так же всю жизнь мы играли.

Мартин: Конечно, это наш личный подход. Когда я вижу танцора, я всегда скажу: «Вау, вот этот парень настоящий танцор!» Он отлично двигается, умеет танцевать все стили, у него потрясающая техника. Он может выполнять элементы, которых я не знаю. Когда я вижу танцоров, я понимаю, что они очень много работают над собой, у них по три класса в день, они ходят на все кастинги. Я этим не занимаюсь и никогда этого не делал.

Факундо: Мы всегда зависим от вдохновения. Можем проснуться с мыслью: «Я хочу снять вот такое видео, давай посмотрим сценарий».

Мартин: Но это не делает меня кинорежиссером. А то тогда получится, что я и сценарист, и музыкант, и композитор, и танцор, прям уникум!

Факундо: Нет, конечно, нет.

Мартин: Я просто делаю фильмы. Я все и я никто. 

«

О киноискусстве я знаю каких-то 5%, если сравнить меня, например, со Стивеном Спилбергом. А если сравнить меня с танцором, то я тоже знаю всего 5% от того, что знают все танцоры. У меня только 5% знаний, но эти знания не получены путем заучивания.

»
из 2
Фото: Alberto E. Rodriguez/Getty Images North America

WLD: Зато у вас есть свобода самовыражения и куча идей. А это стоит тех 95% знаний, которыми вы не обладаете. Многие кинорежиссеры знают 100% теории, но на практике не могут воплотить их в жизнь, так как нет оригинальной идеи.

Факундо: Согласен.

Мартин: А мне нравится, что она говорит (улыбается брату).

Факундо: Недостаток знаний только заставляет меня работать больше и находить новые способы что-то сделать. Таких способов сотни, я пока знаю только два-три.

Мартин: В школе вас научат, что грустный персонаж нужно снимать вот с такого ракурса, камеру нужно поставить вот так и сделать вот такое движение. И потом ты действуешь так, как тебя научили. Когда я снимаю такой кадр, я ничего не знаю, я экспериментирую и пробую найти удачный ракурс, чтобы показать, что персонаж грустит. Так что мы в постоянном поиске идей. 

Факундо: Незнание чего-то даже полезно, когда ты знаешь всего пару способов, ты работаешь усерднее с тем, что имеешь. Используешь свои возможности по-максимуму.

Мартин: Но мы много учимся.

Факундо: По-своему. Мы смотрим фильмы, общаемся с режиссерами, сценаристами, актерами.

Мартин: Мы никогда не учились актерскому мастерству, зато начали играть задолго до того, как начали учиться. У нас всегда на первом месте эмоции, и уже потом мы решаем учиться этому. Например, я встретил преподавателя, мы разговорились, я рассказал, что люблю играть. Он спросил: «А ты знаешь такой-то прием?» Говорю: «Нет, но очень хотел бы научиться». Он позвал меня к себе в класс, и 3,5 года мы учились разным техникам. А потом я начал узнавать про знаменитых преподавателей, начал чему-то учиться у них и потихоньку стал различать в игре популярных актеров эти техники. Вот так мы и учимся.

из 2

WLD: Вы упомянули, что переехали в Нью-Йорк, но через пару лет вернулись в Аргентину. Многие танцоры боятся переезжать в более крупные города, потому что боятся, что если не получится, то дома над ними будут смеяться. Сталкивались ли вы с этим страхом?

Факундо: Я не считаю, что это была неудача, потому что никогда в удачу не верил. Для меня «неудача» — это оправдание, люди ведь всегда должны свалить вину на кого-то. Я считаю, что переезд обратно в Аргентину был судьбоносным, потому что я не хотел возвращаться, а было надо, у нас были сложности с документами. Но по возвращении я узнал многое из того, что помогает мне сейчас.

Мартин: Да, ты начинаешь больше понимать самого себя. 

Факундо: Часто те, кто путешествует по миру, стараются сделать так, чтобы не вернуться в свою страну. Именно так я себя и чувствовал — совсем не хотел возвращаться. Мне казалось, там для меня нет ничего. Я хотел в США, в Нью-Йорк, я хотел снимать фильмы. Но жизнь распорядилась так, что я снова оказался в Аргентине. Поначалу было очень сложно осознать, почему так случилось. Но как только мы осознали все, стало легче. Но это долгая история. Мы просто поняли, что все, что случается с нами, происходит для чего-то.

Нужно продолжать работать, именно этому мы научились в Аргентине. А сейчас жизнь вернула нас обратно в США, и я чувствую, что тогда Бог посчитал, что мы еще к этому не готовы, и отправил нас обратно домой, чтобы мы набрались знаний. А как только это произошло, когда он понял, что мы готовы, он вернул нас обратно в США. Некоторые говорят, это удача, другие считают, что это Бог, третьи — что это Вселенная. Я точно знаю, что это Бог.

WLD: Так теперь вы работаете в Лос-Анджелесе…

Мартин: Мы не работаем здесь, мы живем.

Факундо: Но конечно, да, мы делаем фильмы, мы вообще переехали сюда из-за развитой киноиндустрии.

Мартин: Нам всегда нравились фильмы, и вот сейчас мы работаем над сценарием к фильму. Мы переехали из Нью-Йорка, потому что нам нужно было место потише, и солнца побольше. Большую часть времени мы проводим здесь, дома, пишем сценарии или новую танцевальную композицию. А еще мы много путешествуем. В апреле едем в Россию, в мае в Канаду, потом в Мексику, Аргентину и много еще куда.

WLD: И последний вопрос: вы из тех близнецов, что подчеркивают свою схожесть, или наоборот, стараетесь быть максимально разными, подчеркивая индивидуальность?

Факундо: Мы разные.

Мартин: Кроме того, что мы думаем одинаково, мы еще и чувствуем одинаково, нам нравятся одни и те же вещи, когда мы слышим, например, песню в первый раз, у нас возникают одинаковые эмоции. Когда мы смотрим фильм, испытываем одно и то же. Когда пишем сценарий, мы знаем, что хотим показать в нем, и, как правило, это тоже совпадает. Именно поэтому когда я говорю «я», то имею ввиду «мы». Но каждый из нас — индивидуальность, мы никогда не делим знания 50/50.

Факундо: Это правда.

Мартин: Каждый из нас изучает что-то на 100%, и каждый из нас остается собой на 100%, а потом мы это совмещаем. И это делает нас индивидуальностями. Мы оба знаем одно и то же, нет чего-то такого, что я знаю, а он нет. По крайней мере, мы стараемся делать именно так.

из 2

Под очарование братьев Ломбард попала Мария Бреховских.

0
0 0 0
Все хорошо, каждую пятницу вас ждут интересные новости о танцевальном мире
Комментарии: На сайте Вконтакте Facebook