Максим Макаров: «Рок-н-ролл — это моя молодость»
Вход на сайт
Регистрация
или войти с помощью
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
ПРИВЕТ, Я МАША, ОСНОВАТЕЛЬ WELOVEDANCE.
Аудитория нашего сайта растет с каждым днем и мне интересно узнать, кто нас читает – откуда вы, чем интересуетесь и где танцуете? Если вы готовы познакомиться, жмите кнопку "Продолжить" и ответьте на несколько коротких вопросов. Так мы будем знать, чем заинтересовать вас в следующий раз.
Вход на сайт
Регистрация
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
Вход на сайт
Регистрация
Школа
Хореограф
Завершение регистрации
Восстановление пароля
Создать
Ваша заявка отправлена.
Рубрика
Cтили танцев
Рок-н-ролл





Максим Макаров: «Рок-н-ролл — это моя молодость»
Интервью с основателем школы танцев Moscow Dancing Rebels.


Welovedance.ru, 25 дек 2014 г

4692
2

Этой осенью в Beverly Hills Diner проходили мастер-классы по рок-н-роллу при поддержке WeLoveDance и школы танцев Moscow Dancing Rebels. Мы решили продолжить наше знакомство и еще глубже окунуться в атмосферу рок-н-ролла и расспросили Максима Макарова, основателя школы, об истоках, разных направлениях и о том, какие песни закачивать в плей-лист.

WLD: Максим, расскажите, с чего начался рок-н-ролл в России?

М.М.:  Если правильно понимать рок-н-ролл как танец, то он начался довольно недавно. А все, что у нас было в стране начиная с 60-х, в том формате, который сквозь трещинки и щелки в железном занавесе проникал сюда, никогда рок-н-роллом не было. Это довольно нелепая трансформация. Только сейчас, с появлением интернета, доступного легкого способа получения информации, и за счет поездок в Европу начало формироваться правильное понимание танца, как такового. Появились новые направления, новые стили, новая мода. Сейчас модная тема неостиляг тоже дала новый «ручеек» — поток информации плюс возрос интерес к 1950-м. В общем, стиль этого периода сейчас переживает возрождение.

WLD: Что такое неостиляги?

М.М.: Это та молодежная тенденция, которая выработалась после выхода фильма «Стиляги». Как часто случается, от кино тема ведется и стиль появляется.

WLD: Но в фильме «Стиляги» танцуют не совсем свинг, а, скорее, эстрадные танцы, верно?

М.М.: Да, это так. Дело в том, что все танцы 50-х так или иначе связаны со свингом. Но «стиляги» они и есть стиляги: «в стиле» 50-х, «в стиле» рок-н-ролл, «в стиле» танцев. Поэтому это больше наигранная художественная форма, нежели так, как это было на самом деле.

WLD: Как же это было на самом деле? В советские годы ведь многое запрещалось и ставилось под сомнение.

М.М.: Запрещались всевозможные американские, западные взгляды. Это было тяжело и в 90-е, когда всем свободолюбивым остригали прически, действительно рвали штаны, отрывали серьги из ушей. Причем милиционеры это делали. Такое отношение было нормально. Ты выглядел как идиот, а не как нормальный человек (смеется). И окружающие люди стремились вернуть всё в исходную, правильную по их мнению, статистическую форму.

WLD: Максим, а лично вы в каком году заинтересовались рок-н-роллом?

М.М.: Я — с 90-го. Я как раз покинул пределы школы и, собственно, знаю, что такое стиляги не понаслышке. Но опять же тогда это было больше похоже на какой-то бунт против бунта, свободы против свободы и всего против всего, нежели какой-то реальный интерес к тому, как это должно быть. То есть это были собственные детские взгляды: я считаю, что рок-н-ролл такой — я валяюсь на Арбате, пью пиво и дергаю левой ногой под гитару (смеется). Это больше анархия была, нежели рок-н-ролл. Сейчас, повзрослев, люди стали относиться к этому с большим вниманием и интересом, поэтому появились и танцевальные школы, и направления, и модные тенденции.

WLD: Как вы пришли к созданию школы в 2000-м?

М.М.: На самом деле школа в гораздо раньше существовала, она просто не называлась «школой». У нас существовала группа танцоров. Всегда круто, когда на музыкальных площадках, тем более, где играет рок-н-ролл, находятся люди, которые не просто дрыгаются в углу, а танцуют. Если они еще и с девчонками танцуют — это вообще короли площадки. Естественно, танцующие молодые люди в возрасте 16-20 лет были просто богами, которые легко клеили девчонок, танцевали с ними и сходили с ума под бешеные ритмы рок-н-ролла. Вот такая компания у нас сформировалась. Постепенно вокруг нас появлялись еще люди. И к 2000 году, спустя 5 лет такого самостоятельного плавания, появилась школа Moscow Dancing Rebels — танцующие бунтари! Молодые люди, хоть уже многие и не такие молодые, но тем не менее…(смеется) Против кого танцуем — не знаем, против кого бунтуем — тоже не знаем, у нас просто всегда во всем есть свое мнение, мы танцуем вопреки всему!

WLD: Если к вам приходит новичок, что ему нужно знать о рок-н-ролле?

М.М.: Да ничего ему не надо знать абсолютно. Лучше вообще не знать! К нам приходят разные люди — их завораживает тусовка, яркость, возможность пообщаться с нами. Мы очень легкие на подъем. Бунтарство заключается прежде всего в том, что у нас нет барьеров в формате общения, нам не нужны какие-то номенклатурные формы, особые секретные материалы для того, чтобы общаться друг с другом. Мы такие вот расколбасные! Поэтому не надо что-то специальное знать, надо интересоваться и гореть рок-н-роллом, а все остальное мы в школе расскажем.

WLD: Как непрофессионалу отличить разные стили и направления?

М.М.: Раньше существовало огромное количество направлений. И мы пытаемся сейчас это людям объяснять. Кому-то интересен стиль 30-х, кому-то 40-х. Мы не киношный и не популярный рок-н-ролл. Почему мы называем себя аутентичным рок-н-роллом? Мы очень плотно занимаемся стилем, а те, кто увлекаются различными танцевальными направлениями, для них как раз стиль очень интересен. И мы с большим удовольствием встречаем тех, кто приходит из других школ, направлений. Проводим события, мероприятия, приглашаем представителей других школ.

WLD: Как мы понимаем, есть акробатический рок-н-ролл и обычный. Они отличаются только наличием акробатики?

М.М.: Они многим отличаются. В определенный момент, в связи с развитием танцевальной культуры, рок-н-ролл приобрел не только массовый социальный статус, но и профессиональный. Танцорами были созданы различные танцевальные ассоциации и школы. С тех пор и появились «профессиональные» стили. Например, есть латина клубная, а есть профессиональная. Проводятся соревнования, вырабатываются стандарты мастерства. К рок-н-роллу это также относится. Есть паркетный рок-н-ролл, когда человек готовится к выступлению, как к спортивному состязанию. А есть аутентичный, старый рок-н-ролл, когда молодежь просто отдыхает и танцует.

WLD: Все же в самом простом, как вы говорите, аутентичном рок-н-ролле тоже присутствуют акробатические элементы?

М.М.: Да, там есть и акробатические элементы, переплетение множества стилей, о которых мы тоже на своих занятиях говорим, чтобы люди понимали, что они танцуют. Для простых обывателей танец рок-н-ролл — эта та часть культуры, где девчонки ногами улетают в потолок, лихо крутятся, задирая юбки, парни отбивают какой-то безумный боб ногами. Вот, собственно, тот рок-н-ролл, который хотят увидеть обычные люди.

WLD: На вечеринках в Beverly Hills Diner мы танцевали рокабилли джайв. Что подразумевает это направление?

М.М.: Рокабилли джайв — это как раз то, что впоследствии и получило название рок-н-ролла. Основной осевой стиль, вокруг которого рок-н-ролл и сформировался. Это одна из «пуговок пиджачка», вокруг которых и строилась вся рок-н-ролльная масса.

WLD: Вы уже говорили, что сейчас с появлением интернета и привозом иностранных танцоров появилось больше возможностей. Конкретно для вас встречи с какими людьми запомнились больше всего?

М.М.: Больше всего мне запомнилась совершенно не скромная ситуация (смеется). Я уже говорил, мы практически в закрытых формах жили, не имели возможности выезжать на фестивали. На протяжении шести лет варились в своем аквариуме, готовили материал, танцевали, тренировались. И как-то поехали в Европу на один из фестивалей. Танцевали там для себя, кутили, отдыхали. А люди с совершенно открытыми душами бросились на нас с вопросами: «Где вы нашли такую школу?», «Где вы научились так танцевать?». Мы говорили, что где-то в своей пещере сидели в России (смеется). Оказалось, попали в десятку! И сразу же наладили хорошие контакты с европейцами. Сейчас продолжаем эту тенденцию, привозим различных людей сюда, сами участвуем в таких же мероприятиях.

WLD: Какие известные фигуры в рок-н-ролле важно знать танцорам?

М.М.: Самое странное, что сейчас в Америке как таковой танцевальный рок-н-ролл переживает некоторый упадок. Есть часть преподавателей, которые поддерживают сугубо спортивную форму этого танца. Остальные — в основном раздробленные любители. Очень мощная школа сейчас в Англии, которую возглавляет Кэв Кевана (Kav Kavanagh). Это очень известный английский чемпион по рокабилли джайву. На базе его уроков строятся сейчас и наши взгляды, и американские, и европейские. Через полгода, надеемся, он приедет в Россию для проведения мастер-классов.

WLD: Можно ли освоить рок-н-ролл по видеоурокам, если у нет возможности посещать занятия?

М.М.: По видеоматериалу можно себе сформировать представление о танце. Скажу честно, я сам начинал с видеоматериалов. Для меня было революцией то, что мы танцевали в 90-х, и то, что можно танцевать на самом деле. Когда я начал заниматься профессионально, понял, что нужно больше материала... Но начал именно с видеоуроков…

WLD: Музыку каких исполнителей порекомендуете закачать себе в плейлист?

М.М.: Это Джин Винсент, естественно, Элвис Пресли, Джерри Ли Льюис, Карл Перкинс, Винс Тэйлор. Можно бесконечно перечислять мэтров рокабилли, которые играли тогда. Сейчас есть новые мастера своего дела, которых тоже можно послушать. В европейском международном музыкальном фонде огромное количество артистов, которых мы из-за отсутствия этой культуры на нашей территории просто не знаем. Их тысячи и миллионы, и культура эта очень популярна! 

Какую прическу сделать на вечеринку?

Совет от Юлии Мар, инструктора Moscow Dancing Rebels

Если взять вечеринку, на которую девушка хочет прийти и сразить всех своим аутентичным внешним видом — грамотным, сбалансированным и гармоничным — то нельзя сказать, что есть строго определенная прическа. Любая прическа — это огромный пласт вашей фантазии. Но, в случае с аутентичной прической, этот пласт должен быть обязательно подкреплен не только чувством стиля, но и знанием эпохи. Если девушка знает эпоху, она выберет десятки разных вариантов и всегда попадет в точку. Например, стиль 50-х визуально сильно отличается от 40-х или от 30-х. Вроде бы 10 лет прошло, но по картинке очень четко можно определить период. Это не как сейчас — все хвостики сделали и пошли. Поэтому, если у девушки есть творческая искорка, есть желание себя и окружающих побаловать красивой прической, то ей, в первую очередь, нужно прозондировать историю причесок, а уже потом попробовать. Девочка должна знать, что именно она стремится сделать. Очень часто можно увидеть, что девушка хорошо оделась, подобрала блузку, юбку, туфли, но при этом кардинально ошиблась с прической, просто с десятилетием промазала. И в общем получается какофония. Девушка должна творить со знанием!

1 из 2

Напоследок мы узнали у преподавателей школы Moscow Dancing Rebels, что для них значит рок-н-ролл.

Максим Макаров: 

«Для меня рок-н-ролл — это моя молодость, которая меня не отпускает по-прежнему. И я уверен, не отпустит никогда. Это всегда острый и свежий взгляд на жизнь. Это хорошее чутье обстановки. Это некоторая житейская хитрость, которая не дает возможности человеку впасть в уныние. Я за то, чтобы именно рок-н-ролл в наших душах, как молодость, был до самых далеких лет».

Антонина Неяглова:

«Это музыкальный ритм, под который мы танцуем, просыпаемся, тот ритм, который играет у нас в машине, тот ритм, под который я стараюсь научить людей в школе двигаться. Это музыкальная энергетика, которая заряжает меня силой, бодростью, желанием делать что-либо и, главное, для кого-то».

Юлия Мар:

«Это люди, которые занимаются тем, что нашу серую обыденную жизнь украшают. Привносят дополнительный поток этого «сока», за счет которого можно набраться энергии, взбодриться и идти вперед с новыми силами. Если бы не было людей-ценителей, не сохранилось бы тех предметов, вещей, деталей интерьера, старых композиций… Не появилось бы новых звучаний, не случилось бы развития. И когда в одном помещении набивается толпа людей, объединенных общей энергетикой, это нечто особенное — попадаешь в другой мир».

Интервью подготовила Елена Шумихина.

3
0 0 0
Все хорошо, каждую пятницу вас ждут интересные новости о танцевальном мире
Комментарии: На сайте Вконтакте Facebook