Академия Hot Winter: обучение для профессионалов
Вход на сайт
Регистрация
или войти с помощью
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
ПРИВЕТ, Я МАША, ОСНОВАТЕЛЬ WELOVEDANCE.
Аудитория нашего сайта растет с каждым днем и мне интересно узнать, кто нас читает – откуда вы, чем интересуетесь и где танцуете? Если вы готовы познакомиться, жмите кнопку "Продолжить" и ответьте на несколько коротких вопросов. Так мы будем знать, чем заинтересовать вас в следующий раз.
Вход на сайт
Регистрация
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
Вход на сайт
Регистрация
Школа
Хореограф
Завершение регистрации
Восстановление пароля
Создать
Ваша заявка отправлена.





Академия Hot Winter: обучение для профессионалов
Интервью с организаторами проекта.


Welovedance.ru, 19 мар 2015 г

2243
0

Герои сегодняшнего интервью абсолютно уверены, что у танцев в России есть будущее. И речь не только о танцевальных ансамблях при школах и творческих организациях, но и о бизнесе: танцор востребован, продается, хорошо зарабатывает. И базой для такого танцора может стать не только талант, но и правильный преподаватель. Однако, как показало недавнее исследование WLD, большая часть преподающих хореографов страны не имеет профильного образования. Раньше учиться, собственно, было негде, если вы не фанат балета. А за последний год образовалось несколько крупных проектов. Среди них и Академия Hot Winter, запустившая на днях курс «Преподаватель-профессионал» вместе с Лабораторией живого танца. Алексей Чертков, Андрей Корзун и Алексей Кельин, создатели курса, рассказали нам, кого и чему предстоит учить.

WLD: Сразу хочется спросить про финансовую сторону. Цена курса крайне демократичная, ее даже можно назвать низкой. Вы строите этот проект на энтузиазме или что-то получите в финансовом плане в итоге?

Алексей Ч.: Мы втроем объединились под общей идеей сделать мир преподавания танцев в России лучше и профессиональнее. Эта идея — основное, что движет нами, финансовая мотивация не стоит ни перед одним из участников. При определении стоимости мы уперлись в вилку: с одной стороны, каждый прокачавшийся человек нам гораздо интереснее, чем заработанные с него деньги, а с другой — одним из лучших стимулов серьезного отношения к делу являются заплаченные деньги. И если разрешать присоединиться за 300 рублей, никто не воспримет это всерьез. В итоге остановились на цифре в 1500 рублей — средняя цена абонемента на 8 занятий в российских танцевальных школах. Если человек берет такие деньги с людей за обучение, но не готов заплатить их сам, он не является «нашей» аудиторией. Если человек хочет получить халяву и ничего не делать за всего-то там 1500 рублей в месяц, мы его отчисляем. Активное участие — необходимое условие проекта.

Алексей К.: Любой из нас зарабатывает на порядок больше, чем вообще возможно заработать на подобном проекте. Участники платят вовлеченностью и готовностью применять на практике то, о чем мы говорим. Их выдающиеся результаты в конце года лучший показатель нам троим.

Андрей К.: Ценить можно только тогда, когда ты за это заплатил. Так устроено наше общество. И этот проект общественный. Поэтому важно, что есть взносы, которые пойдут на организацию процессов, на символические гонорары компетентным специалистам.

WLD: А кто еще не подходит для обучения в Академии?

Алексей Ч.: Люди, живущие с широко закрытыми глазами. Те, кто не готов посмотреть на себя со стороны, объективно оценить, задуматься о потребностях учеников и принять тот факт, что все ученики разные. Те, кто уже все знает, и у них все отлично. Присоединяться к проекту из любопытства «ооо, дай-ка гляну, что эти парни могут мне такого поведать» совершенно бесполезно.

WLD: Какой момент стал решающим — вы поняли, что пора запускать Академию?

Андрей К.: Каждый из тех, кто радеет за развитие танцев, сталкивается с проблемой качественного преподавания и успешного ведения танцевального бизнеса. Одно не может существовать без другого.  Я уже давно осознал, что одна из проблем в развитии social dance — невысокий уровень мастерства педагогов. И три года назад мы впервые в России провели преподавательские семинары с зарубежным преподавателем по кизомбе и бачате Доминикана. А летом 2014 года нашу команду Hot Winter in Siberia посетила идея организовать Турнир преподавателей, чтобы предоставить победителям возможность провести мастер-класс на Международном фестивале. И в ходе отборочных этапов разные моменты натолкнули нас на мысль, что было бы здорово организовать для всех участников турнира учебное пространство. Вот этот момент и стал стартом проекта Академии преподавателей.

WLD: Сейчас у вас 60 учеников и еще можно присоединиться к команде. Расскажите, как проходит обучение: есть расписание вебинаров и домашние задания или каждый может выстроить индивидуальный график и учиться тогда, когда ему удобно?

Алексей Ч.: У нас есть видеолекции, на которых мы задаем тему и ставим перед учениками задачи, они их выполняют и присылают нам в течение недели. Дальше мы устраиваем разбор присланных заданий либо с каждым лично, либо в формате общего вебинара, и после этого у ребят есть возможность переделать и прислать их еще раз. По итогам выполнения заданий мы ставим зачет. Те, кто набирает нужное количество зачетов, остаются в проекте и участвуют дальше. Те, кто не набирает, покидают его.

Алексей К.:  Также, поскольку участники проекта работают в разных условиях (город, школа, этап развития), у нас с конца первого триместра каждый ученик будет строить развитие по своей индивидуальной траектории, соответственно, и результаты у каждого будут свои, собственные.

WLD: Какие проблемы идут особенно «туго», что преподаватели не готовы менять?

Алексей Ч.: Собственно, само обучение. В проекте участвуют взрослые и, что немаловажно, творческие люди. Все они давно отвыкли от лекций и домашних заданий. К тому же им приходится перестраивать мышление на непривычное: начинать анализировать то, что раньше казалось очевидным, и систематизировать то, что раньше было просто общим фоном. Со своей стороны мы стараемся давать максимум примеров, советов, подсказок, конкретных рекомендаций, но, естественно, получается не мгновенно.

Алексей К.: Труднее всего начать «учиться». Нужно выделить время на каждой неделе, причем для активной мыслительной деятельности. А дальше пойдут еще более насыщенные практические занятия. Поэтому очень важно «разогнаться»: уже сейчас видно, что у некоторых это получилось и они вошли в ритм, другие еще разгоняются, а третьи уже выпали из заданного темпа, и им будет трудно нагнать остальных. 

Андрей К.: Проблемы есть всегда и везде, но я бы отметил некую объективную реальность. Проект международный. Только в РФ разница во времени между городами огромна. Помимо этого существуют расстояния между городами. А кроме онлайн-встреч очень важно проводить и очные мероприятия. Поэтому задача перед нами стоит непростая, но мы не боимся трудностей и на все эти реальности находим свой ответ.

WLD: Учиться у нас любят не все. И крайне мало людей умеет признавать свои ошибки. Как преподаватели отреагировали на появление Академии? Сопротивлялись, высказываясь, что уровень их образования достаточный, или согласились, что уровень нужно повышать, и они готовы учиться?

Алексей Ч.:  Академия добровольная. 80 человек, которые считают, что им нужно развитие и они готовы довериться нам, приняли участие в Академии Hot Winter. 100% из них сказали по итогам, что Академия была интересной, 92% вынесли из Академии прямую практическую пользу.

«
Мы не хотим сказать, что можем научить всех и каждого преподавателя танцев в стране, но мы можем помочь в развитии тем, кто понимает, что ему это нужно.
»

WLD: Уже можно говорить о живых примерах, когда какой-то преподаватель или школа начали меняться в лучшую сторону?

Алексей Ч.: Сейчас можно говорить о том, что есть несколько десятков преподавателей, которые кардинально изменили свои взгляды и подходы и, судя по отзывам, благодарны нам за это. Конечно, о конкретных результатах этих изменений говорить пока рано. Но мы надеемся, что в конце года будет множество ярких примеров. 

Алексей К.:  Когда человек приходит, например, учиться танцевать — через месяц ему еще нечем похвастаться перед друзьями. Первый триместр отводится фундаменту, «базовому шагу» в профессионализме преподавателя, чтобы в конце года дипломные проекты были действительно впечатляющими.

WLD: Вы также рассматриваете тему организации мероприятий. По собственному опыту — какую ошибку допускает большинство организаторов?

Алексей Ч.: Подавляющее большинство организаторов делает мероприятия для себя и крайне слабо учитывает реальные потребности своей аудитории. Мы надеемся, что в самое ближайшее время это изменится, ведь, наконец, появился рынок. Раньше можно было делать что угодно, и люди к тебе ехали, поскольку конкуренции не было: либо ехать на плохое мероприятие, либо никуда. Сейчас же у людей появляются возможности осознанно выбрать, как потратить время и деньги. Все это, мы надеемся,  приведет к тому, что плохие и некачественные мероприятия, проводимые организаторами только для того, чтобы потешить чувство собственной важности, совсем скоро канут в лету.

WLD: Через год из Академии выйдет костяк хорошо подготовленных людей, которые могут подумать: я знаю и могу многое, а в России это никому не нужно. Не боитесь утечки мозгов или здесь много перспектив?

Алексей Ч.: Как человек, окончивший химфак МГУ, могу сказать: то, что в интернетах называют абстрактным словосочетанием «утечка мозгов», для меня — десятки живых конкретных однокурсников и друзей, которые живут на Западе. Мне жаль, что мы редко видимся, но я бесконечно счастлив за своих друзей, которые могут в полной мере реализовать свое жизненное призвание и заниматься настоящей наукой, делом, для которого не существует государств и границ.

А как ведущий потока организаторов, я могу сказать то, что постоянно говорят про бизнес в России, — Шесть процентов. Это процент налогов при том, что в любом городе кроме Москвы и Питера количество школ танцев можно пересчитать по пальцам. Часто — одной руки. В Европе все эти показатели выше примерно в 10 раз. И это при том, что у нас-то можно не платить даже эти 6%, а в Вене, например, нельзя не платить 48%. К тому же в стране танцы до сих пор находятся в своей зачаточной фазе роста, основной пик увлеченности еще впереди, и растущая популярность танцевальных проектов на центральных каналах ТВ — ярчайшее тому подтверждение. В общем, я с трудом представляю себе, что может сподвигнуть хорошего и успешного российского преподавателя танцев к переезду в Европу.

Андрей К.: Каждый сам решает, что делает со своей компетентностью. Мы лишь надеемся, что после проекта уровень преподавания и организации в танцевальном сообществе вырастет. Пусть в масштабах СНГ это будет незначительно, но главное — начать. А дальше — больше.  У нас очень много проектов проходит по разным странам, чтобы дать возможность наиболее успешным ребятам приобрести разный опыт, применить свои знания. Поэтому мы только за то, чтобы появился костяк, новые имена, а уж найти применение для профессиональных людей мы всегда поможем, если потребуется.

WLD: После окончания Академии вы будете вести учеников? Может быть, помогать в решении проблем?

Алексей Ч.: Конечно. Так же, как мы все помним наших школьных учителей и заходим к ним в гости еще долгие годы, так и учителя помнят своих учеников. Уверен, так будет и с нами. Мы всегда открыты и рады применить свои знания и навыки с пользой.

Сферу образования в танцевальной индустрии изучала Екатерина Перминова.

0
0 0 0
Все хорошо, каждую пятницу вас ждут интересные новости о танцевальном мире
Комментарии: На сайте Вконтакте Facebook