Интервью: Валерия Путицкая
Вход на сайт
Регистрация
или войти с помощью
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
ПРИВЕТ, Я МАША, ОСНОВАТЕЛЬ WELOVEDANCE.
Аудитория нашего сайта растет с каждым днем и мне интересно узнать, кто нас читает – откуда вы, чем интересуетесь и где танцуете? Если вы готовы познакомиться, жмите кнопку "Продолжить" и ответьте на несколько коротких вопросов. Так мы будем знать, чем заинтересовать вас в следующий раз.
Вход на сайт
Регистрация
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
Вход на сайт
Регистрация
Школа
Хореограф
Завершение регистрации
Восстановление пароля
Создать
Ваша заявка отправлена.





Интервью: Валерия Путицкая
О том, откуда растут корни Belly Dance.


Welovedance.ru, 06 дек 2013 г

5566
0

Неоднократная чемпионка Мира и Европы по танцу живота, профессиональный исполнитель Belly Dance, судья 1 категории – этих регалий вполне достаточно, чтобы открыть свою школу и наслаждаться уважением танцевальной аудитории. Но Валерия Путицкая, руководитель танцевальной школы VALERY LAB, не желает останавливаться на достигнутом. Она постоянно учится: у своего гуру, учениц и жизни, а также применяет эти знания на практике. Недавно Лера создала при школе театр и срежиссировала масштабное шоу. А ей нет еще и 30-ти.


WLD: Валерия, ты родилась в Сургуте, даешь мастер-классы по России, тебя хорошо знают в Москве, но живешь и работаешь ты в Санкт-Петербурге. Почему выбрала этот город?

Валерия: Я приехала в Санкт-Петербург учиться. Поскольку я выбирала ВУЗ с уклоном на философию, а в Петербурге, как известно, очень развито это направление, то поступала именно в СПБГУ. В Москве, конечно, больше возможностей, но для меня это не творческий город. А в Петербург меня тянуло. Вообще, я считаю себя человеком мира. У меня нет уверенности, что я всю жизнь проведу в Питере, буду здесь бабушкой и прабабушкой. Жизнь непредсказуема и вполне возможно, что она меня куда-то занесет. Но пока Петербург для меня самый творческий город в России.

WLD: Belly Dance пришел к нам из стран Востока. Не думала переехать в Египет для развития своего стиля там?

Валерия: Я развиваю культуру Belly Dance во вполне конкретном направлении – это танец женщины. Для меня это не столько восточный танец, сколько просто танец, по сути, я танцую микс из нескольких направлений, где, прежде всего, делаю акцент на женственность. Женщины же все разные, поэтому и танец может быть разным. Поэтому Египет и восточные страны для меня - источник вдохновения, но не более того.

WLD: Девочки редко идут заниматься Belly Dance в детстве. Сначала они идут в балет, эстрадную школу, еще куда-то. У тебя явно танцевальное прошлое. С каким стилем оно было связано?

Валерия: Я начала танцевать 15 лет назад в небольшом городе. Раньше не было такого разнообразия школ, чаще всего был ДК, при нем коллектив народного танца и коллектив бальных танцев. Балет был прерогативой крупных городов. В общем, выбор был невелик. Как раз, когда я пришла заниматься, на фоне народных танцев стали появляться коллективы с «восточным» уклоном. Моя преподавательница Феруза Абинова обучала нас танцам народов мира. У нас был цыганский, хорезмский, таджикский, арабский танец. И, благодаря родителям, мы смогли поехать на первый Чемпионат России по беллидансу в Москву. Это было в начале 2000-х. Вернувшись с чемпионата, мы переквалифицировались на беллиданс. Так произошло и во многих других городах – появилась новая танцевальная ниша.

WLD: В твоей жизни было важное путешествие по Египту. Ты отправилась туда за знаниями?

Валерия: У меня всегда был особый стиль в танце и многие говорили, что я танцую не Belly Dance. Меня это расстраивало, и я уговорила родителей поехать со мной в Египет. Мы поехали в Каир, где на протяжении нескольких недель я ходила на занятия. С утра до вечера я занималась с разными преподавателями, в том числе c мадам Ракией Хассан, к которой я целенаправленно ехала. Сама договорилась с ней по интернету об индивидуальных занятиях, рассказала, что меня интересуют разные фольклорные направления, и уже по приезду мы выстроили схему занятий. Она, кстати, и уверила меня, что все здорово, и именно в моей уникальности заключается весь смысл Belly Dance как и любого другого танца. Для меня это был большой шаг вперед.

WLD: Ты сказала, что существует большое количество направлений. Насколько многообразен Belly Dance?

Валерия: Грубо говоря, танец можно разделить на классический, фольклорный и шоу. Есть школы, которые ориентированы только на шоу, есть те, что только на фольклор, но все должны знать классику. В классике я выделяю для себя еще несколько направлений: межансе (инструментальные композиции), табла соло (умение танцевать под ритм), тараб (классическая арабская песня), эстрадная песня. Я ориентирована на классику и на шоу.

WLD: А что касается музыки, как исследовать ее актуальность, что брать в классику, что в шоу?

Валерия: Нет такого, что 50 лет назад композиторы написали несколько произведений, и определили круг классических композиций. Они пишут и сейчас. В то же время можно взять композицию прошлых лет и сделать на нее аранжировку. Это тоже не будет шоу. Шоу – это соединение разных стилей. Я соединяю Belly Dance с хип-хопом, могу соединить с балетом. Шоу – это, к примеру, наш спектакль, которым я увлечена уже долгое время.

WLD: Мы говорим о «Городе Джунглей», постановке твоего танцевального театра? Такого рода театры стали популярны, верно?

Валерия: Да, и я думаю, это связано с тем, что люди занялись поиском смысла своей жизни. Поверхностное восприятие вещей становится неактуально, а более глубокое притягивает. Танец – это механика и эмоции. Только механика уже никому не интересна, удивить этим почти невозможно. А в театре обнажаются жизненные вещи, эмоции людей. И с помощью музыки, танца их можно показать не хуже, чем в театре драматическом.

WLD: «Город джунглей» - это спектакль о большом городе?

Валерия: Это философский спектакль, который говорит нам о том, что нужно уметь соединить в себе и город, и джунгли. Город символизирует логику и правила, материальный мир, а джунгли – мир духовный. Мы не можем существовать только в одном из миров, нужно уметь их объединить. Также есть персонаж, который мы называем – Хранитель миров – божественное существо.

WLD: А кто автор?

Валерия: Идея полностью моя. Вынашивала ее я очень долго и можно сказать, что вынашиваю до сих пор. Это моя жизненная философия. Но в создании спектакля помогало огромное множество людей. Максим Зубарев, артист балета Мариинского театра, он брал на себя постановку балетных номеров. Преподаватели других направлений, хип-хоперы и брейкеры, отвечали за городские постановки. Также мои ученицы всегда мне помогают. Они находят верные мысли среди множества. Задействованы 52 танцора, плюс декораторы-художники, музыканты.

WLD: Ты сидела в кресле режиссера или стояла на сцене?

Валерия: Я пыталась быть везде. Играла одну из главных ролей – девочку из джунглей, контролировала все остальные процессы – от музыки до света. Никому не советую. У меня есть ощущение, что я закончила пару хореографических училищ и режиссерский курс, благодаря этому спектаклю. Труд был огромный. Признаюсь, я даже не репетировала свои сольные партии. Так нельзя. Конечно, Belly Dance – импровизационный вид искусства, но в рамках спектакля необходимы выверенные постановки. Сейчас спектакль невозможно показать полностью много раз, поскольку это требует спонсорской поддержки. Но когда приглашают на гастроли вместе с коллективом, то показываем отдельные сцены. Этой весной были в Будапеште, демонстрировали спектакль европейскому зрителю. В апреле следующего года будем делать некое продолжение – о том, как девочка из джунглей сумела объединить в себе материальное и духовное.

WLD: Существует огромное количество версий, где и когда зародился Belly Dance. Ты еще и культуролог по образованию, какой версии придерживаешься?

Валерия: Да, версий просто огромное количество. Больше всего мне не нравится, когда рассказывают, что этот танец появился в гаремах. Так как возник этот вид искусства гораздо раньше, и нет точных фактов, в какой именно цивилизации и на какой стадии развития человечества. Когда появились мужчины и женщины, появился и танец. Женщины всегда отличались особенной пластикой по своей природе. И эта особая пластика и есть танец женщины, который сейчас мы называем Belly Dance.

Например, в Сибири при раскопках были найдены статуэтки танцовщиц, которым более 5 000 лет. Обычно находят статуэтки полных женщин, хранительниц очага, здесь же у статуэток была талия, положение тела говорило о том, что они находятся в движении. Также мы можем изучать Древний Египет. Считалось, что танец исполняли жрицы, что это было ритуальным обрядом, но не стоит забывать, что тогда не было разделения человека от божественного начала. Не было верующих и неверующих. В то время появились алмеи – профессиональные исполнительницы песен и танцев. Среди них существовало некое разделение – на тех, кого можно считать прародительницами нашего танца, и тех, кто танцевал для мужских утех, прародительницы современного стриптиза. Они всегда существовали параллельно и в Индии, и в Древней Греции. Поэтому нельзя отнести Belly Dance к одной конкретной культуре, мне не нравится называть его арабским или восточным танцем, я предпочитаю считать его просто танцем, искусством.

WLD: Некоторые ученицы приходят на твои уроки с детьми. Думала ли ты, что будет через 5-10 лет, с тобой, со студией, с театром?

Валерия: По опыту своих коллег могу сказать, что преподавать можно до последнего месяца беременности и возвращаться к занятиям через три-четыре месяца после родов. Рождение ребенка – это не преграда. Наоборот, это тоже творчество. Сотворить новую жизнь, потом продолжать творчество уже вместе с ней. Конечно, большие надежды на помощь мамы, но здесь скорее нужна психологическая помощь, нежели физическая.

WLD: В танце огромную роль играют костюмы. В вашем танце они должны быть яркие, красивые. Дорогое удовольствие?

Валерия: Уже много лет я сотрудничаю с одним и тем же ателье и дизайнером Викторией Ореховой. Она потрясающий дизайнер и человек, я шью свои костюмы у нее, некоторые ученицы также шьют у нее. Многие чувствуют в себе способности делать что-то самостоятельно. Вообще, выбор костюмов – это один из самых любимых моментов, наряду с выбором музыки и началом постановки, когда еще не пришло время работать над чистотой движений. У всех глаза светятся. Но, как и любой вечерний наряд, красивый сценический костюм стоит дорого. И это может быть все, что угодно, нет заранее продуманных эскизов и границ.

WLD: А интерес к Belly Dance, к восточной культуре в целом, существует? Кажется, что лет восемь назад, он был сильнее.

Валерия: После сериала «Клон» произошел просто взрыв – все хотели заниматься восточными танцами. Это было модно, сейчас уже не так. В то время, кстати, большая часть учениц были бизнес-леди, обеспеченные женщины, и вообще те, кто следит за модой. Сегодня на занятия приходят те, кто выбрал их осознанно, а не в погоне за модой. Конечно, мне это больше нравится. Я не повернута на коммерции и уверена, что, сколько энергии я могу дать, столько ко мне вернется и финансово. Ведь деньги – это та же энергия.

WLD: В фитнес-клубах сейчас почти везде есть занятия по Belly Dance. Это хорошо или плохо, на твой взгляд?

Валерия: На самом деле, я хотела бы порекомендовать владельцам фитнес-центров заняться вопросом обучения преподавателей. Потому как незнающие люди могут испортить здоровье человека. В Belly Dance важен прямой корпус, нельзя изгибать позвоночник, постоянно мягкие колени противопоказаны. Эта нагрузка влияет на спину. Но если преподаватель делает все правильно, то это здорово, потому что популяризирует культуру.

Интервью подготовила Екатерина Перминова.

Фотографии из личного архива Валерии.

5
0 0 0
Все хорошо, каждую пятницу вас ждут интересные новости о танцевальном мире
Комментарии: На сайте Вконтакте Facebook