Как хореограф становится бизнесменом
Вход на сайт
Регистрация
или войти с помощью
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
ПРИВЕТ, Я МАША, ОСНОВАТЕЛЬ WELOVEDANCE.
Аудитория нашего сайта растет с каждым днем и мне интересно узнать, кто нас читает – откуда вы, чем интересуетесь и где танцуете? Если вы готовы познакомиться, жмите кнопку "Продолжить" и ответьте на несколько коротких вопросов. Так мы будем знать, чем заинтересовать вас в следующий раз.
Вход на сайт
Регистрация
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
Вход на сайт
Регистрация
Школа
Хореограф
Завершение регистрации
Восстановление пароля
Создать
Ваша заявка отправлена.
Рубрика





Как хореограф становится бизнесменом
Интервью с создателем школы MDC NRG Николаем Поповым.


Welovedance.ru, 27 авг 2015 г

3159
0

Николай Попов, создатель одной из популярных московских танцевальных школ MDC NRG, в ноябре отметит свой 30-й день рождения и, подводя итоги трех десятилетий, ему точно будет что вспомнить. Открыв для себя танцы в 18 лет, он очень быстро определился с желаниями. За два года он не просто изучил стили, а начал гастролировать с российскими поп-звездами, преподавать, ставить большие постановки и еще через несколько лет открыл собственную школу танцев. Очень скоро весь его опыт воплотится на 1000 квадратных метрах нового танцевального пространства, ну а мы встретились в разгар рабочего процесса и поговорили о том, какой должна быть идеальная школа.

WLD: Складывается ощущение, что ты очень легко добился желаемого. Неужели не возникало труднопреодолимых препятствий?

Н.П.: Очень много было моментов, когда приходило чувство растерянности, безысходности. И можно долго рассказывать, как складывалась моя история с танцами, но, пробуя другие занятия, все равно всегда возвращался к хореографии. Сейчас я окончательно определился с тем, что буду делать в ближайшие 30 лет своей жизни: потрачу их на развитие танцевальной культуры в России и, возможно, за рубежом. Когда осознаешь этот момент, уже не хочется делать то, что ты делал раньше, делать что-то наугад. Это твоя платформа, фундамент, на котором строится будущее. И если понимаешь точку А и точку Б и задаешь себе время, за которое ты хочешь пройти этот путь от старта до цели, то начинаешь понимать, какие усилия надо затратить, с какой атмосферой нужно работать, выстраиваешь этот путь, вырабатываешь стратегию, формулируешь миссию, собираешь команду.

WLD: Ты выбираешь преподавателей для своей школы, видишь много профессиональных и начинающих танцоров. Веришь в природные способности или исключительно в сто-тысячу повторений?

Н.П.: Верю в способности, но больше всего верю в упорство. Не считаю себя талантливым человеком – всегда туго догонял и движения, и технику. Но в отличие от тех людей, кто делал это быстрее, я лучше фокусировался, больше усилий прилагал, мне нравился сам процесс. Так и со школой танцев. Я хотел просто попробовать, вдруг получится. У меня были деньги, накопленные на машину, но я всегда мечтал о бизнесе, связанном с творчеством или о творчестве, связанном с бизнесом. Мне нравится организовывать, направлять, вдохновлять людей, показывать, что существует другой путь, отличный от того, по которому идут остальные. Сейчас, со школой, мы пошли как раз по одному из таких путей. Я хочу дать площадку, где преподаватели смогут зарабатывать и развиваться.

«
Между уроками они могут общаться с людьми, заниматься своим развитием или просто поспать, а не думать, где бы еще подзаработать, чтобы заплатить за квартиру, перебегая из класса в класс в разных школах, дожевывая на ходу бургер.
»

В таких условиях нет ни одной замотивированной группы, ни одной полноценной постановки. Когда мы встретились с потенциальной командой преподавателей и я рассказал им про эту концепцию, про то, какие личные качества мы ценим, часть из них сразу отсеялись, потому что они были не готовы бороться. Другие остались и в первую очередь начали борьбу с собой, со своими вредными привычками, кто-то даже бросил курить. Потому что мы те, с кого берут пример наши ученики. Если я сам буду опаздывать, курить, ругаться, то какие люди будут со мной? Абсолютное зеркало! И вот поэтому нужно начать с себя. Как только ты разберешься со своим внутренним миром, вокруг появятся такие же люди, вокруг появится команда – команда, разделяющая твое видение.

WLD: Это полностью авторский подход или кем-то вдохновленный?

Н.П.: Последние полгода пристально смотрю на наши и на зарубежные школы танцев и пришел к выводу, что не все сделано, много интересного и креативного в России пока нет. Но не хочется делать слепую копию, в этом нет ничего интересного, зато можно пережить этот опыт, осознать его, пропустить через себя, усовершенствовать и сделать что-то новое. Ты берешь первое, пятое, девятое, десятое, читаешь книги, слушаешь музыку и общаешься с людьми – собираешь поток информации. Когда чаша знаний переполняется, идеи смешиваются и начинают фонтанировать новым потоком.

WLD: Ты учился в США какое-то время. Спроецировал ли этот опыт на свою школу?

Н.П.: В США я побывал задолго до того, как туда стали массово ездить русские танцоры. На тот момент я работал коммерческим танцором и хорошо зарабатывал – это позволяло путешествовать. Так, во время одного из отпусков, вместе с друзьями я уехал на месяц в Broadway Dance Center в Нью-Йорке. В штатах все сопутствует тому, чтобы быть классным танцором. Когда заходишь в супермаркет, и человек за прилавком танцует лучше чем ты, хореограф из Москвы, понимаешь свою незначительность и то, что тебе еще учиться и учиться.

«
На второй день пребывания в Нью-Йорке ко мне в метро подошел незнакомый афроамериканец и, взяв мой наушник, начал танцевать рядом и расспрашивать, откуда я. Это меня удивило, а еще вдохновило. Для американцев танцевать также естественно, как для нас дышать холодным воздухом.
»

Я ходил по городу и танцевал, и на меня никто не смотрел косо. А еще меня удивило, что хореограф, профилирующий джаз-фанк, танцует балет, вог, практикует акробатику, при этом на своем классе ставит классный трек, а потом оказывается, что это его музыка, его слова, его голос. Такое я видел впервые. И за тот месяц я получил намного больше, чем за год плотных тренировок в Москве. Сейчас в столице немного проще получить новые знания – у нас появляются крутые хореографы, приезжают иностранные мастера. Приятно осознавать, что развиваться можно. Однако у нас нет системы обучения: нет такого, чтобы люди не видели потолка в своем развитии и рассуждали, что заниматься в танцевальной школе престижно. А ведь танцы нужны каждому человеку – это эквивалент здоровому образу жизни. И этим можно заниматься всю жизнь, а не только в 17-18 лет. В своей школе я как раз хочу дать людям осознанность того, что танцы это не на 2-3 года — это на всю жизнь.

WLD: При условии, что мы будем развиваться и совершенствоваться, какой будет школа танцев в таком будущем?

Н.П.: Я покажу это 2-го сентября на открытии новой школы. Возможно, я что-то не успею доделать, так как форс-мажоры случаются, но ту концепцию, которую я собирал на протяжении этих лет, я представлю в реализации школы, над которой мы сейчас работаем. Скажу, что в идеальной школе для меня важна команда и их личные качества: коммуникабельность, осознанность, взаимоподдержка, замотивированность, целеустремленность. Это должна быть школа, не заряженная на зарабатывание денег: взять деньги и взамен что-то дать, а школа, где важно дать развитие, интерес, отношение к другому человеку. И постепенное увеличение нагрузки. Дав все сразу, человека можно напугать. Он решит, что танцы — это сложно. Но давая все это в правильной атмосфере, из обычного ученика в любом возрасте можно сделать танцора, хореографа, педагога. Школа должна поэтапно воспитывать ученика, давать ему со временем работу.

WLD: Ты придумал опен-классы, где можно просто познакомиться с тобой, задать вопросы. Таким образом изучаешь целевую аудиторию?

Н.П.: Не совсем. Для меня важны люди, поэтому мне не хочется ставить обучение в нашей школе на поток. Большая проблема в том, что люди чаще всего не знают, что им нужно. А тем более – как к этому прийти. Человек может хотеть на тверк, а на занятии понять, что все не так, как он себе представлял. Все потому, что не хватает информации. Для этого люди могут прийти в школу и лично задать вопросы мне и нашим хореографам, посмотреть классы, попробовать и понять, какой стиль им больше подходит, услышать про миссию нашей школы. Лично мне было бы очень приятно, если какая-то компания, которая мне интересна, давала возможность задать вопросы не просто администратору, а человеку, который год за годом создавал это и знает больше, чем другие. Приятно было бы видеть, что у компании есть лицо. Своим примером я бы хотел показать, что танцевать можно в любом возрасте. Мне было 18, когда я начал, и у меня интересная жизнь, благодаря танцам: проехал 140 городов России, был в Европе и Америке, знаком с сотнями людей из разных уголков планеты. Благодаря танцам моя жизнь каждый день обретает смысл, и каждое утро я встаю с улыбкой на лице.

WLD: В одном из интервью ты сказал, что состоялся как хореограф, когда тебе было только 25. По каким критериям оцениваешь себя и других, к чему нужно идти и как понять, что ты этого достиг? Ведь многие даже к 50-ти не знают, есть ли смысл в их карьере.

Н.П.: У меня была своя планка. Тело, мозг и душа требовали постоянного движения вперед. И пока я не находил то, что мне действительно нравилось, я не мог успокоиться. Я искал новые пути развития и находил. Пробовал быть танцором, хореографом, причем не во дворе с друзьями, а в работе с крупными коммерческими корпорациями. Меня всегда привлекало, что большое количество людей могут оценить твой труд. Тогда не было ни Project818, ни Fame Your Choreo, где можно показать свою хореографию зрителю. Я мог бы продолжать идти той дорогой, но понял, что необходимые знания я уже получил и на этой базе хочу делать что-то большее для себя, что-то другое: хочу организовать свою школу танцев. Мне тогда было 24 года.

WLD: Ты многое совмещал – преподавание, исполнение, сочинение хореографии, развитие своей школы. Сложно ли заниматься всем сразу?

Н.П.: Да. И в какой-то момент расставить приоритеты мне «помогло» здоровье. Когда у тебя в один день репетиция с Полиной Гагариной, налоговая, опоздавшие строители и шесть классов, у тебя нет свободного времени, ты все время нервничаешь, не доедаешь, не досыпаешь, это бьет по здоровью. Когда это случилось со мной, я занял денег и уехал с девушкой на первый в своей жизни отдых. Не на гастроли, не в путешествие, а именно на отдых. Провел неделю на Цейлоне. И в тот момент я понял, что не смогу функционировать в таком режиме дальше. Сбавил нагрузку, когда вернулся, но по итогу мало что изменилось. Только в 2014-м году я решил, что всё, вывожу организацию процесса на первый план. У меня остались единичные проекты: иногда вылетаю куда-либо с танцевальной миссией.

WLD: Что любишь помимо танцев? Книги, кулинарию, путешествия?

Н.П.: Люблю книги, но читаю довольно медленно. Зато каждую пропускаю через себя и впускаю в свою жизнь. Читаю либо автобиографии, либо психологию, либо про личностный рост – и какие-то ключики всегда выделяю для себя. Вот сейчас, например, читаю книгу Ричарда Брэнсона. Он говорит, что нужно слушать людей – это помогает и бизнесменам, и обычным людям, мы много говорим – но не всегда слушаем.

WLD: Еще есть полезные бизнес-советы, которые помогают в развитии?

Н.П.: Лучший бизнес-совет – выстави себе цели. В детстве и юношестве я делал это неосознанно, а потом оказалось, что именно это привело меня туда, где я есть сейчас. Приведу пример. У спортсменов есть Олимпиада, к которой они готовятся и мечтают попасть, для футболистов есть чемпионат мира. У танцоров не так много возможностей стимулирования себя. Сейчас проект «ТАНЦЫ» на ТНТ взбодрили всех, потому что начинается второй сезон и люди поняли, что будет и еще, у них включается мотивация: «Я же могу подготовиться и тоже пойти на следующий кастинг». Я стал замечать, что люди быстрее растут в развитии, когда у них появляются цели.

WLD: Однажды ты обжегся, открывая вторую школу, а после закрыв ее. Советуешь ли ты танцорам пробовать или лучше учиться какой-то менее творческой профессии, а танцы оставить в качестве любимого занятия?

Н.П.: Если хочешь – нужно делать. Ты можешь и не знать, какие навыки заложены природой, наследственностью. Но нужно также иметь определенную долю безумства и смелости. Сейчас мы закрыли старую школу, на 179 квадратных метров, и открываем на 1149. Своими силами. Это риск.

«
Каждый день состояние натянутой струны. Но я кайфую от этого. Ощущение, что ты идешь по канату от старта к цели и балансируешь, а внизу нет страховочной сетки. Поэтому я очень аккуратно двигаюсь шаг за шагом.
»

WLD: А что можешь сказать про свою команду?

Н.П.: Для меня команда – это люди, кто подставит плечо, кто поддержит в любой момент, и сейчас со мной именно те люди, с которыми мы делаем общее дело, которые делают результаты на 200-300%, с которыми мне в кайф проводить время, в которых я уверен. Это Дима, Ната, Аня, Валя, Оля, Лена, Жен, Леша и, конечно же, мои мама, папа и брат. Мы не просто семья, мы настоящая команда. Люди, любите, поддерживайте своих близких, будьте примером для своих детей и, конечно же, танцуйте! До встречи в жизни!

Интервью подготовила Екатерина Перминова.

Фотографии из личного архива героя.

1
0 0 0
Все хорошо, каждую пятницу вас ждут интересные новости о танцевальном мире
Комментарии: На сайте Вконтакте Facebook