B-girl Knopka о жизни в Гетто и помощи детям
Вход на сайт
Регистрация
или войти с помощью
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
ПРИВЕТ, Я МАША, ОСНОВАТЕЛЬ WELOVEDANCE.
Аудитория нашего сайта растет с каждым днем и мне интересно узнать, кто нас читает – откуда вы, чем интересуетесь и где танцуете? Если вы готовы познакомиться, жмите кнопку "Продолжить" и ответьте на несколько коротких вопросов. Так мы будем знать, чем заинтересовать вас в следующий раз.
Вход на сайт
Регистрация
Преподаете танцы? Зарегистрируйтесь как школа или хореограф
Вход на сайт
Регистрация
Школа
Хореограф
Завершение регистрации
Восстановление пароля
Создать
Ваша заявка отправлена.





B-girl Knopka о жизни в Гетто и помощи детям
«Дети меняются, когда понимают, что к ним приезжает европеец, которому есть до них дело».


Welovedance.ru, 14 мар 2016 г

988
0

О Наташе Герасимовой, известной в танцевальном мире как Bgirl Knopka, нам рассказал Алексей Шалбуров, и мы сразу захотели с ней познакомиться. Шутка ли, в 13 лет вместе с подругой вдохновиться хип-хопом и начать самостоятельно изучать брейкинг, создать с крутыми московскими ребятами команду и выступать в клубах, а затем отказаться от карьеры ради того, чтобы помогать трудным подросткам по всему миру. Это то, что мы знали о Наташе, а во время разговора с ней оказалось, что у нее в запасе очень много интересных историй.

«Я начала танцевать в 13 лет, когда вместе с подругой увидела танцевальный клип Кристиана Рея, настоящий олдскул, — и загорелась. Мы танцевали перед телевизором, учили движения. Потом были видео Da Boogie Crew. У ребят не было своей школы, только зал, и мы ходили к ним заниматься. Еще я ходила в школу «B People», была в команде BMT и нескольких других. Никаких стилей, кроме брейкинга, я не пробовала, даже народных танцев в детстве не было. Во время баттлов на вечеринках я всегда билась с пацанами, и только один раз с девочками, потому что парни более-менее милостивые, а вот девочки — это просто жесть. Но однажды я все-таки вышла. Тогда еще был баттл по низам, я освоила их, но чаще использовала верха — локинг, электрик бугало, а тут соперница-девушка, сложные низа, футворк. Тогда я заняла третье место и оно было для меня показательным. Было классно: мы много ездили, устраивали вечеринки, джемы, баттлы, только потом я поняла, что танцевать для себя — это пустое. Я билась и раздувала свое эго, не больше».

«
Конечно ты танцуешь для людей — так говорят все танцоры — но на деле ты танцуешь для себя, повышаешь свою самооценку.
»

WLD: Что изменило твое отношение?

Н.Г.: В 2006-м году я стала христианкой и поняла, что нужно применять свои таланты в помощь другим. Раньше я была очень гордая, постоянно в тусовке, общении. Преподавала в нескольких школах, в том числе и в своей. Но мне захотелось направить все свои знания и себя в другое русло. В тот момент я начала совершенно иначе относиться к тем ученикам, что у меня уже были. Раньше я не обращала на них внимание, они были как фон. Постепенно мы начали общаться, я захотела вложить в них больше, разговаривала, советовала, учила. Это было огромным для меня достижением. Несколько раз мы ездили в детские дома, танцевали там и учили ребят брейкингу. А потом я уехала в Америку.

WLD: Одна?

Н.Г.: Да, я уехала сама, жила в Гетто, преподавала детям, которые состояли в уличных бандах или находились на грани риска попасть туда. Каждый день я преподавала брейкинг этим пацанам. Я сама заработала деньги на поездку, сама нашла Hip Hop Church в Чикаго, где танец предлагался как альтернативу оружию.

«
Главная проблема Гетто — оружие в руках детей, перестрелки среди них. И это не кадры из фильма, это суровая реальность.
»

В этой церкви проводят уроки брейк-данса, граффити, рэп, видеоуроки — помогают так детям отвлечься, направить энергию в дело.

1 из 2

WLD: И они тебя спокойно приняли?

Н.Г.: Конечно, нет. Они меня не приняли. В самых грубых выражениях ежедневно мне предлагали уехать за пределы их территории на протяжении месяца. Но каждый день в течение этого месяца я приходила в церковь преподавать малышам. Мы делали видео, танцевали, я старалась их чем-то угостить, хотя сама жила в том же Гетто, то есть очень бедном районе. И эти 16 пацанов, с которыми мы виделись каждый день, изводили меня миллионом способов, но я только шутила в том числе и над собой. Только через месяц, увидев, что я не собираюсь сдаваться, уезжать, что со мной можно общаться, они меня приняли. Я проработала там три месяца.

WLD: Было страшно?

Н.Г.: Пару раз. Но там все настолько пропитано атмосферой хип-хопа, настолько мое, что я чувствовала себя комфортно. Страшно было, когда попадала в передряги, но мне удавалось убежать. Однажды я помогала организовать баттл и стояла на входе, ставила метки на руки тем, кто оплатил билет.

«
После того как я поставила одному парню на руку «звёздочку», ко мне подбежал пастор, он афроамериканец, но в том момент он побелел и сказал: «Наташа! «Звёзда» это знак банды Genesi, это враги того парня! Сейчас я улажу, чтобы тебя не убили за этот косяк».
»

WLD: Почему ты уехала?

Н.Г.: Я не хотела уезжать. Я планировала остаться там жить, у меня был план действий. Но я верующий человек. Это сложно объяснить, просто в тот момент было много знаков, что мне нужно уехать. Это я и сделала. Но мое сердце до сих пор там.

По возращению я занялась тем же самым. Я умею работать с бандитами, понимаю их, поэтому три года занималась с наркозависимыми людьми. Потом, год назад, в мою жизнь вновь пришли детские дома. И Африка. Я никогда не собиралась в Африку, не стремилась туда и даже не думала о ней. Я хотела вернуться в Чикаго, с подругой Лизой. Но ей не дали визу — только поэтому мы уехали в Африку. И нас она затянула. Мы увидели, что там нужны добровольцы.

WLD: Опять на собственные средства?

Н.Г.: Да. Лизе было 16 лет, но она сама заработала на билет и расходы, мы сняли дом и присо-единились к одной школе, где танцевали, обучали русскому, другим языкам. Потом стали брать на спонсорство детей. Мы всегда делаем рассылку в Интернете — ищем волонтеров, потому что спонсоров у нас нет. Сейчас люди откликаются чаще, а когда я ехала в Чикаго, меня называли предательницей и шпионкой. Людям казалось, что американцы и так хорошо живут. Просто они не знают реальных проблем Америки.

WLD: Как танцоры могут помочь?

Н.Г.: У танцоров очень большой потенциал. В Уганде есть пацан, который сам организовал Центр, собрал уличных детей и научил их взаимодействовать: кто-то носит воду, кто-то моет пол, кто-то учит танцевать. И я вижу как дети находят маленький островок вот в этом танцоре. Он один спасает сотни детей.

«
В Америке есть рэпер, который читает рэп на улице для ребят. Он бывший гангстер, отсидел семь лет, а сейчас одевает костюм клоуна и идёт в самый опасный район читать рэп, играть с детьми и разговаривать с ними.
»

Он герой для меня. Я лично видела как гангстеры плакали, видела, как дети менялись.

Танцевать классно, получать аплодисменты — супер-ощущение. Но это ничего не оставляет в душе. Пообщаться с детьми, увидеть их, дать им совет, вдохновить на то, что у них тоже может быть будущее — это ценно. Это воспитывает самооценку. Особенно в США. В стране, где взрослые считают детей за кусок д****а, они сами начинают считать себя тем же, потому обозлены, ходят с пушками и стреляют, не задумываясь.

WLD: Помочь можно не только в Африке?

Н.Г.: Не только. Мы организовали в Москве клуб для беспризорных детей, куда дважды в неделю приезжают танцоры точно так же пообщаться, потанцевать с детьми. Нам нужна помощь и здесь, не обязательно улетать на долгие месяцы из страны.

WLD: Что говорят окружающие, твой муж?

Н.Г.: Кто-то помогает деньгами (спасают даже 100 рублей), кроссовками, одеждой. Но чаще люди не понимают. Муж поддерживает меня полностью. Когда я сказала всем, что еду жить в Гетто, все сказали: «Ты больная», а он сказал: «Это твоё призвание, я за тебя счастлив»!

1 из 2

WLD: Почему ты продолжаешь делать это без поддержки?

Н.Г.: Как бы это ни звучало, но дети прислушиваются к «белым». В Америке, когда им говорят афроамериканцы или просто американцы, они не воспринимают их советы. Дети реально меняются, когда понимают, что к ним приезжает европеец, которому есть до них дело. Моя задача — привлечь внимание. Я не из богатой семьи, не могу зарабатывать миллионы и тратить их на благотворительность. У меня есть только желание. И я могу привлечь других людей своим примером. Например, я взяла спонсорство над одним ребенком в России. Езжу к нему каждые выходные, тратя на дорогу по 12 часов. В Африке меня ждут 30 детей и я хочу, чтобы у них были кроссовки, они ели, могли ходить в бассейн и однажды поехали учиться за границу. Пока моих ресурсов хватает только на это.

Историю Наташи записала Екатерина Перминова.

0
0 0 0
Все хорошо, каждую пятницу вас ждут интересные новости о танцевальном мире
Комментарии: На сайте Вконтакте Facebook